Суббота , Ноябрь 18 2017
Харьков LIVE / Новости / Что делают харьковские коммунальщики во время месячных отключений горячей воды
tepl

Что делают харьковские коммунальщики во время месячных отключений горячей воды

Недавно я спросил на своей страничке в Фейсбуке, знает ли кто-то, чем занимаются в теплосети, когда отключают на месяц горячую воду.

И мне повезло: один из руководящих сотрудников КП «Харьковские тепловые сети» согласился дать интервью при условии полной анонимности.

Думаю, почитав его ответы на мои вопросы, вы поймете, почему он предпочел, чтобы не только фамилия, но и его имя нигде не звучали.

Итак, представляю вашему вниманию шокирующее интервью сотрудника Харьковских тепловых сетей о их работе. В частности – о том, чем же на самом деле занимаются в тепловых сетях, когда каждый год отключают нам горячую воду «на профилактику».

– Добрый день! Как давно вы работаете в КП «Харьковские тепловые сети»?

– Добрый. В общей сложности – около 15 лет.

– Так чем же занимаются в КП «Харьковские тепловые сети», когда нам отключают горячую воду? Какие работы проводят? Какое оборудование меняют или обновляют?

– Чаще всего – никакое. Ничего не меняют и не обновляют!

– Как это?!

– Проводятся гидравлические испытания – и по их результатам устраняются дефекты, но несвоевременно и в минимальных объемах (из-за нехватки материалов, техники и персонала). Объем плановых работ в последние годы совсем мизерный. Но давайте я сначала расскажу о структуре ХТС и о том, откуда вообще берется горячая вода в ваших домах.

– Давайте!

– Так вот, «Харьковские тепловые сети» имеют по филиалу в каждом районе города. Каждый филиал, в свою очередь, делится на несколько тепловых районов. На каждом тепловом районе есть два (или более) участков, которыми руководят мастера, штат слесарей, сварщиков и других сотрудников. Именно они отвечают за ремонт того или иного сегмента (участка внутриквартальных и внутридомовых тепловых сетей).

– Сотрудников на участках хватает?

– Участков, где штат укомплектован полностью, – единицы. На большинстве участков зачастую большое количество мест остаются вакантными. Например, должно быть 5 слесарей, а по факту их только один-два…

– Ого! Почему так?!

– Очень низкая зарплата, которая, к тому же, выплачивается с задержками, нерегулярно, частями, нередко по 200–300 грн. Слесарь 5 разряда получает в среднем 3 500 грн. Если у него есть доплаты за стаж/профессионализм и т.п., то 4 000 грн. Немного больше получают слесари 6 разряда. Плюс ко всему в позапрошлом и прошлому году в летний период предприятие переходило на четырехдневный режим работы. Зарплату, соответственно, урезали, да и то платили нерегулярно. Именно тогда ушла значительная часть квалифицированного персонала. Ну и условия труда также зачастую аховые…

– А как дело с техникой?

– Печально. Почти вся техника на филиалах – времен СССР, львиная доля – в весьма плачевном состоянии, многие единицы большую часть времени не на ходу. Иногда из четырех экскаваторов с трудом удается отремонтировать и выпустить на линию один-два, чтобы они с горем пополам работали. В зимнее время часто невозможно проводить аварийные работы без спецмашин с обогревом, и не только по правилам охраны труда, но и потому что, когда во время аварии люди работают в котловане, где мокро и пар, они вылезают на мороз насквозь мокрые. Нужны машины с буржуйками, в которых можно согреться и обсохнуть. Так вот в части филиалов такие машины вообще не на ходу – еще с прошлого года. Экскаваторы и другая техника, как я уже сказал, – времен СССР. Большая ее часть – в нерабочем состоянии.

–  Неужели новой техники нет вообще?

– На филиалах практически нет. Сейчас закупили немного новой техники, в частности экскаваторы, но они находятся в транспортном филиале (на ул. Столетова), и на те или иные работы выезжают по заявкам районов, через полгорода добираются до места работ – и обратно…

– Расскажите о горячей воде.

– На территории каждого участка обычно есть несколько тепловых пунктов, центральных и индивидуальных. На каждом тепловом пункте стоят теплообменники – примерно вот такие…

tepl

– Эти теплообменники и используются для получения горячей воды из холодной.

– То есть горячая вода поступает в наши дома не с ТЭЦ, а греется «на месте»?!

– Совершенно верно. На теплопункт с ТЭЦ поступает теплоноситель, та самая «вода», которая используется для отопления, а также обычная вода, которая подается КП «Харьковводоканал». Проходя через теплообменник, «вода для отопления» нагревает холодную воду, которая и поступает потом в дома.

– Что же все-таки происходит, когда нам отключают горячую воду? Какое оборудование меняют? Ведь, судя по картинке, теплообменник – это достаточно простое устройство.

– Почти никакое оборудование не меняется, если ему не посчастливилось быть включенным в годовой план работ или какую-либо целевую программу модернизации/реконструкции. Зачастую в последние годы почти весь этот период выполняются только простые регламентные работы (техобслуживание и техуход), не требующие сколь-либо серьезных затрат и приобретения дорогих материалов.

– Как так?!

– Когда отключают горячую воду на этом участке, проводят гидравлические испытания, проверяются трубы пробным давлением. Поднимают давление на определенном участке, обычно до 16 атмосфер. При этом слабые места «выстреливают», прорывает прогнившие трубы, трескаются отслужившие свое задвижки… Затем эти дефекты устраняются – вот и вся «профилактика».

– Я в шоке! Я всегда был уверен, что в течение этого месяца меняют какое-то сложное оборудование, ставят новое…

– Господи, да нет, конечно! Откуда столько денег на новое оборудование? Тепловые сети города практически все сильно изношены. Какая замена? Обычно вырезается участок поврежденной трубы (до «живого») или задвижка – и вваривается новое. В основном, о каких-то масштабных заменах речь вообще не идет. На некоторых магистралях нет ничего живого.

Целые участки нужно или разрывать и перекладывать по-новому, или прокладывать трубы по поверхности. Но по факту просто устраняют течи…

– Мдааа… Но почему тогда так долго? Из-за нехватки людей? Вон в центре уже больше 2 месяцев нет горячей воды…

– После испытаний ремонтный персонал определился с дефектами и необходимыми для их устранения материалами, составили заявки на их приобретение. Какую-то часть устраняют при помощи имевшихся в наличии ресурсов, где-то выполняют только демонтаж и/или разрытия… И все! С тех пор (с июня-июля) больше ничего не делалось…

– Но почему?!

– Да потому что на многие участки не дали материалов и техники, необходимых для проведения ремонтов. Зато ежедневно звонят на каждый участок и спрашивают: «Что, устранили?». А что они могут ответить, если нет техники и материалов, необходимых для ремонта?!

– Но это же просто какой-то идиотизм на грани саботажа! И такая ситуация каждый год?

– Каждый год все хуже и хуже. Раньше уже к концу августа начинали более-менее серьезно шевелиться, потом к концу сентября…

– Так что, в этом году раньше октября горячую воду не ждать?

– Затрудняюсь ответить.

– Хорошо. Хотя, конечно, ничего хорошего. Но если материалы выдадут, то это ж еще нужно, наверное, время на ремонт? Тот же самый месяц, который все просто просидели в их ожидании?

– Безусловно, какое-то время будет нужно. Но сроки обозначат сильно сжатые, «на вчера», поэтому ремонты будут выполняться в минимально необходимом для скорейшего включения в работу объеме.

– Хорошо, а если не брать сложные случаи, сколько нужно времени, чтобы завершить ремонты, если будут необходимые материалы?

– На разных участках – по-разному. Это зависит от объема работ, от того, насколько укомплектован штат, от выделения необходимой техники.

– А почему не дать на участки необходимые материалы? Нет денег на их закупку? Или деньги есть, но их не закупили? Почему все-таки?

– Без понятия. Причины не озвучиваются.

– Пффф… Можно я спрошу еще раз? Получается, вот эти все недели и месяцы мы сидим без горячей воды только потому, что КП ХТС после испытаний и установления перечня прорывов просто не выделяет, не отпускает со склада материалы, необходимые для их устранения и ремонта? И в силу этого (отсутствия материалов), рабочие на участках просто не могут устранить все эти протечки, чтобы включить горячую воду?

 Увы, да. В большинстве случаев – именно поэтому. Плюс с техникой и топливом для нее проблемы… И это еще хорошо, если испытания все-таки прошли…

– Как это? Получается, их могут вообще не проводить?

– Не совсем так. Вот смотрите. Например, распределительные сети от магистралей испытываются совместно с ними. При этом трубы на участках, где есть слабые места, рвутся. Но магистрали на сегодня изношены настолько сильно, что очень часто первой прорывает именно магистраль, а не трубы на участке. Естественно, в таком случае испытание прекращают – и ремонтируют «выстрелившую» магистраль. В таком случае до полноценного испытания всего участка дело может и не дойти.

– И что тогда?

– Тогда он наверняка «выстрелит» осенью/зимой. И хорошо, если это будет участок распределительной сети, а не сама магистраль. Ведь после того, как распредсети пройдут испытания, их отключают – и проверяют саму магистраль немного большим давлением. А как ее проверять под большим, если ее рвет уже при давлении чуть выше рабочего?

– У меня просто нет слов… А как же тогда ежегодные рапорты о готовности к зиме, подписание актов…

– В последние пару лет многие участки акты готовности на сети вообще не оформляют (или оформляют сети как неготовые к сезону). Как можно брать на себя ответственность и подписывать, если полноценные испытания не прошли?

Подписать такое – это взять на себя ответственность и «подставиться» при первой же серьезной аварии. А начальство, конечно, рапортует. Не могут же они прийти в Горсовет и сказать: «Город к зиме не готов (от слова «совсем»)» – им просто головы снимут.

– А уже были случаи, когда зимой рвало магистрали – и целые районы города могли замерзнуть?

– Да. В прошлом сезоне в городе были минимум две достаточно серьезные аварии, когда среди зимы рвало магистрали. К счастью, их удалось ликвидировать достаточно быстро, чтобы последствия не стали необратимыми. Но будет ли и дальше так везти, неизвестно.

– Вы сказали, что масштабные ремонты и перекладывание больших участков труб не производится. Но я сам видел, как в некоторых районах меняют достаточно большие куски…

– Скорее всего, эта замена связана с тем, что город ремонтирует внутриквартальные дороги и тротуары. Перед тем, как стелить асфальт, мы и водоканал должны проверить свои трубы, и если они идут под этими дорогами, тротуарами и требуют ремонта, – заменить. Именно эти работы вы и видели. Но по факту это даже меньше, чем капля в море. Да и проводят эти работы преимущественно не ХТС.

– Как не ХТС? А кто же тогда?

– Частные подрядные организации. Раньше подобные работы (капремонты) делались силами самого КП ХТС, так сказать «хозспособом». Но сейчас их отдали частникам. Почему – лично мне непонятно.

– Может быть, частники делают качественнее и быстрее?

– Я наблюдал несколько таких ремонтов… Монтаж труб они выполняли с нарушениями технологии, технику использовали не совсем подходящую. Своего экскаватора у них тоже не было. По словам их директора, нанимают где-то за наличные деньги. Что касается скорости, опять-таки, если говорить о тех объектах, которые я видел, то при наличии соответствующей техники и квалификации, можно было бы сделать в 2 раза быстрее. Качество самих работ, если говорить о нем, – среднее.

– Понятно. Может, еще что-то интересное расскажете?

– Хм… Да я и так уже рассказал на два увольнения, если станет известна моя фамилия.

– Бггг…  Жестко у вас. Ладно, спасибо вам большое за такое интересное интервью.

– Да не за что…

Небольшой рассказ о субсидиях –  лично от меня (и несколько интересных цифр)

Весной КП ХТС оказались втянуты в скандал с субсидиями и внезапно возникшими долгами. Вдруг (прямо из воздуха!) у людей образовалась задолженность в 260 миллионов гривен.

Думаю, вы все понимаете, что субсидии на отопление предоставляются не на 100 % платежа, а только на какую-то часть. Например, нужно платить за отопление 1 500 грн, из них 1 100 – субсидия, а остальная сумма – это обязательный платеж, который человек платит сам.

В текущем году начисление этого обязательного платежа в квитанциях почему-то не отражалось (почему так – до сих пор не совсем понятно).

По словам КП ХТС, люди должны были узнать эту сумму в отделе субсидий – и платить самостоятельно. Но многие этого не сделали. И как результат не вносили обязательные платежи весь отопительный сезон, поскольку видели в квитанциях переплаты.

В мае 2017 года, после окончания сезона, суммы пересчитали – и вернули в бюджет излишне полученные субсидии.
При этом, естественно, вылезли задолженности по неуплаченным обязательным платежам. Их общая сумма, как я уже сказал, составила 260 миллионов. Это примерно по 115 тысячам квартир – в среднем 2,3 тыс. грн на одну квартиру (у кого-то это 300–500 грн, а у кого-то – 5–6 тыс. грн).

А теперь – сухие цифры из финансовой отчетности КП «Харьковские тепловые сети» за период с 2013-го по 2016 год включительно.

Так, согласно финотчету, среднесписочная численность сотрудников КП составляла в 2013 году 6 722 чел., в 2014 году – 6 727 чел., в 2015 году – 6 549 чел., а в 2016 году – 6 493 чел., что подтверждает слова о достаточно сильном оттоке персонала.

Впрочем, по словам сотрудника КП, дававшего интервью, цифра за 2016 год вызывает сомнение, поскольку, по его словам, за этот период уволилось около 1 000 человек. Возможно, это «средняя температура по палате» или просто цифра с потолка.

Дальше – интереснее.

Так, по состоянию на 1 января 2017 года непокрытые убытки КП ХТС составляют 585,6 млн грн, при этом львиная их часть, а именно – 349,5 млн грн, были получены в прошлом 2016 году.

При этом задолженность потребителей за услуги КП по состоянию на 01.01.2017 года составляет 1 миллиард 706 миллионов гривен!!!

Как в таких условиях может существовать предприятие?

Очень просто, само КП ХТС имеет задолженность перед поставщиками в гораздо большем размере – аж 2 миллиарда 581 миллион гривен.

Источник:

uainfo

  • Интересно (8)
  • Полезно (0)
  • Нормально (0)
  • Скучно (0)
  • Бред (1)

Наши партнеры