Четверг , Август 17 2017
Харьков LIVE / Новости / Живые истории Второй мировой
ca. 1941-1945, USSR --- Three Soviet soldiers on Russian Front. --- Image by © Dmitri Baltermants/The Dmitri Baltermants Collection/Corbis
ca. 1941-1945, USSR --- Three Soviet soldiers on Russian Front. --- Image by © Dmitri Baltermants/The Dmitri Baltermants Collection/Corbis

Живые истории Второй мировой

В издании meduza ко дню победы собрали семейные истории о Второй мировой войне читателей, среди них была и история, касающаяся нашего города и его героев:

“Мой дед, Виктор Александрович Ланда, ушел на войну в 41-м. К тому моменту у него было 3 курса Харьковского Политехнического Института и его сразу направили в Сумское артиллерийское училище, как особо грамотного. Буквально через пару недель обучения выяснилось, что он женат на дочери врага народа, моей бабушке, Татьяне Михайловне. Его выперли из училища и он попал на фронт рядовым пехоты. А еще через пару месяцев, когда немцы уже подошли к Москве, стало не до политики, грамотных офицеров не хватало. Во время какой-то проверки выяснилось, что в окопе сидит человек с 3-мя курсами технического образования, и деда перевели в артилерийское училище тяжелой артиллерии, и зимой он очутился на Пулковских высотах. Весь выпуск Сумского училища, где он сначала учился, полег в боях под Харьковом, со своими знаменитыми сорокапятками. А дед стал начальником батарейной разведки 152-х миллиметровых МЛ-20. Это потом в его судьбе будут блокада Ленинграда, где он залезал на сосну с немецким биноклем в руках и видел такого же молодого немецкого лейтенанта с таким же биноклем на далеком дереве, будет известие о расстреле его матери-еврейки на Тракторном заводе, в Харькове, будут голодные месяцы блокады, будут тяжелые «бесконечные и бессмысленные» бои под Нарвой, как он писал в письмах моей бабушке и моему маленькому папе в далекий Алапаевск, будет тяжелейшая контузия в Польше, когда похоронная команда завалит его трупами на телеге и только случайная медсестричка заметит бьющуюся жилку на свесившейся руке, будут бои за Одер, когда он будет наводить орудия батареи на своего друга Шумейко, засевшего на другом берегу – «…ну я-то прицел повышал метров на 50, но что такое 50 метров на расстоянии 11 километров?», будет штурм Берлина, будет поездка на Урал, за своей «женкой», как называл дед мою бабушку в письмах, и за сыном, задержание на вокзале в Алапаевске, за одежду не по форме (валенки с шинелью, положено только с бушлатом) и занятия строевой подготовкой с тыловыми командирами 4-ды орденоносного, с кучей медалей, боевого офицера , будет недолгая сытая и счастливая жизнь на нашей базе в Принслау, когда к нему приедут его жена и сын, мой отец, и бабушка будет умолять деда остаться в армии, на что получит ответ – «…Таня, в мирное время армия разлагает людей…», будет немецкий мальчишка, который сообщит ему о краже единственного трофея — велосипеда — «копитейн, копитейн, русише зольдатен машинен цап-царап!» , будет возвращение в полуразрушенный Харьков и поиск оставшихся в живых преподавателей института — «Вы меня помните? Я сдавал Вам зачет в 40-м…», будет работа ГИПом в проектном институте и смерть от лейкемии в 85-м… Это все будет, а тогда в 41-м, мой репрессированый и расстрелянный прадед, отец моей бабушки, спас моему деду жизнь. Раньше, на 9 мая мы собирались всей семьей в квартире у бабушки Веры, маминой мамы, собирали всех оставшихся в живых ветеранов нашей семьи, дед одевал темный пиджак с орденскими планками и мы устраивали праздничный обед, включали ровно в 7 телевизор, когда была минута молчания, и я маленький мальчик понимал, что это все отголосок чего-то огромного и страшного, что потрясло всю нашу семью, все семьи вокруг и всех людей в мире… А теперь все осталось только в моей памяти, нет в живых ни дедов, ни бабушек, уходят люди, которых война просто коснулась… Никакими рассказами ничего не передать. Больше всего я помню живые эмоции — букеты сирени вперемешку с тюльпанами, темный пиджак с колодками, сжатые губы деда, печальная музыка и щелчки часов по телевизору… И очередь на Мемориале, в Лесопарке, что бы возложить цветы… молчаливая очередь из тысяч людей… без ленточек на сумках.”

Автор истории:
Михаил Лупицкий

Источник:

meduza

  • Интересно (7)
  • Полезно (0)
  • Нормально (0)
  • Скучно (0)
  • Бред (2)

Наши партнеры